"Rolls-Royce не платит за съемку в кино"

30 декабря 2016

Срубить дерево в собственном дворе и заказать из него панель приборов для автомобиля — такие чудачества в порядке вещей для покупателей Rolls-Royce из России. Кабриолеты марки часто привозят зимовать на курорты в Сочи, чтобы летом наслаждаться местными видами и дорогами. О тонкостях владения эксклюзивными автомобилями и опасности пропажи из портфолио модели Phantom в интервью «Газете.Ru» рассказал директор по корпоративным коммуникациям Rolls-Royce Motor Cars в Восточной Европе Франк Тиманн.

— Франк, что удивило вас за последнее время в работе в России? У нас постоянные изменения, рубль скачет, а к завершению 2016 года случился просто неожиданный всплеск спроса на Rolls-Royce…

— Я бы не назвал это неожиданностью или сюрпризом. Мы очень тщательно составляем наши планы, чтобы обеспечить себе предсказуемые условия работы в России. Так, наша самая свежая линия в нашем портфолио под названием Black Badge стала пользоваться огромным интересом в России.

Первые автомобили этой серии появились в России в ноябре 2016 года. Но уже до этого момента отзывы, которые мы получали от наших клиентов, были просто потрясающие, и мы надеемся, что в 2017 году этот успех продолжится. Также наши лимузины пользуются стабильным спросом, а появление модели Wraith придало дополнительный импульс нашим продажам. И своеобразной вишенкой на торте в этом плане должен стать Black Badge.

Франк Тиманн. Фото: Rolls-Royce Motor Cars
Франк Тиманн. Фото: Rolls-Royce Motor Cars

— Есть какие-то ограничения, квоты для разных стран по поставкам автомобилей? И если да, то каковы они для России?

— Главным образом, мы ограничены объемами нашего производства. И сейчас на нашем заводе происходят очень важные изменения.

Так, мы одновременно решаем несколько задач — меняем планировку и организацию производства, при этом делаем это так, чтобы завод не прерывал работу. Более того, мы наращиваем объемы производства моделей Black Badge и Ghost.

Все это совсем не просто. И поэтому нам приходится порой просить наших клиентов потерпеть дополнительную неделю-две, потому что мы не имеем возможности производить столько автомобилей, сколько их заказали. И если вы закажете, к примеру, Black Badge сейчас, то его придется ждать несколько месяцев.

— Правильно я понимаю, что в России большинство людей, которые покупают Rolls-Royce, уже хорошо знакомы с этой маркой и как минимум уже имеют один такой автомобиль у себя в гараже?

— Все зависит от модели. Так, те, кто приобрел Wraith, могли до этого и не иметь опыта владения Rolls-Royce. Этот автомобиль больше ориентирован на водителя, поэтому многие предпочитают управлять им самостоятельно. Для сравнения, если мы говорим о Ghost, то у многих их владельцев есть личные шоферы.

Но Wraith — это тот автомобиль, который может привлечь и заинтересовать вас, даже если вы никогда не хотели Rolls-Royce.

Те же клиенты, у которых уже есть в гараже автомобиль марки, также ведут себя по-разному. Они могут оставить автомобиль у себя в коллекции при покупке нового. А могут сдать его в trade-in. Это, в свою очередь, позволяет нам предлагать автомобили с пробегом. Это так называемые «Provenance Pre-Owned» — программы для тех, кто хочет приобрести Rolls-Royce, но не готов к оплате стоимости нового автомобиля. Так, именно в России у нас появился первый в Европе автосалон, где мы предлагаем автомобили с пробегом.

— Но кто их покупает? Ведь Rolls-Royce — это дорогой и престижный автомобиль, который приобретают, чтобы подчеркнуть свой статус. Не странно ли вести речь об экономии, когда отдаешь за автомобиль десятки миллионов рублей?

— При покупке Rolls-Royce не стоит вопрос бюджета. Люди, которые могут позволить себе автомобили за 15–25 млн руб., действительно не думают о деньгах. Во многом это вопрос настроения.

Они заходят в автосалон, видят автомобиль и говорят, что хотят именно его, прямо сейчас. Они могут влюбиться в конкретную машину и уехать прямо на ней. Еще один важный момент при выборе подходящего по стоимости автомобиля — это некая психологическая отметка. Она есть у всех, через что-то вы уже просто не можете перешагнуть, хотя и могли бы себе это позволить.

Вот и получается, что есть люди с очень высоким доходом, но они все равно не готовы тратить на машину больше определенной суммы. И в таком случае, когда выходит новый автомобиль, они предпочитают подождать несколько лет, до тех пор пока не появится предложение, которое их устроит. Поэтому, после того как количество автомобилей Rolls-Royce в России превзошло отметку 800–1000 единиц, появление такой услуги стало совершенно логичным. Сейчас 30–40% продаж приходится именно на эту часть бизнеса.

— Увидеть ваши автомобили непросто даже в Москве — кто же ваши клиенты и куда они ездят?

— Я рад, что встретить Rolls-Royce на улицах непросто. Этот автомобиль действительно остается чем-то эксклюзивным. В целом российские покупатели не отличаются от тех, что мы видим во всем мире. 80% — это успешные предприниматели, которые после 10–15 лет работы решают такой покупкой вознаградить себя. Остальные 20% — это деятели искусства, шоу-бизнеса, спортсмены.

Еще одна причина того, что автомобилей Rolls-Royce не так много в столице, — это рост спроса на них в регионах. Конечно, большая часть продаж приходится на Москву и Санкт-Петербург, но есть еще рост интереса в Казани, Сочи и других городах.

— Да, с ростом инфраструктуры в Сочи действительно встречаешь роскошные автомобили на дорогах…

— Я был в Сочи в мае прошлого года. Отель, в котором я остановился, предоставлял возможность забронировать не только номер, но и апартаменты — на год или на лето. И на парковке я увидел два кабриолета Rolls-Royce. И мне рассказали, что они принадлежат двум бизнесменам из Москвы. Когда они приезжают сюда по делам, то пользуются этими машинами, а в Москве они ездят на Phantom и Ghost. Это очень удачное решение. В целом всегда есть регионы, которые хотят лучшего.

Один наш клиент купил Ghost, чтобы ездить на Сахалине. Ближайший дилерский центр находится в Москве, но это не проблема — автомобиль доставляют туда для прохождения диагностики на самолете. Так что расстояния совершенно неважны.

— В Rolls-Royce утверждают, что готовы выполнить любую прихоть клиента. Было что-то такое, что вам особенно запомнилось?

— Несмотря на то что у нас огромный каталог для персонализации материалов и цветов, одному из заказчиков и этого показалось мало.

Он попросил изготовить панель в своем Rolls-Royce из массива дерева, которое было ему очень дорого и росло во дворе. Мы согласились, он срубил и привез нам это дерево, и все получилось отлично!

— Если продолжить тему оснащения, то в некоторых моделях не так много модных ныне гаджетов, технологических решений. С чем это связно?

— Мы делаем такие шаги очень осторожно и сначала стараемся точно определить, добавляет ли то или иное решение удовольствие от вождения, или же это приносит только сложности. Каждое нововведение, каждая кнопка требуют вложений, и мы делаем так, чтобы в автомобилях было все, что нужно нашим клиентам. У нас есть ЖК-дисплеи в подголовниках, адаптивный круиз-контроль, различные ассистенты, которые делают вождение приятнее и безопаснее, но мы не гонимся за самыми последними технологиями.

— Говоря про технологии, я сейчас вспомнила фильм «Железный человек», в котором один из отрицательных персонажей просто разрубил роскошный Rolls-Royce синего цвета на две части…

— Да, и киностудия заплатила за этот автомобиль.

Это то, что отличает нас от других автопроизводителей, которые платят деньги за то, чтобы их автомобили участвовали в съемках, эффектно взрывались. Мы же считаем, что за это должны платить нам.

— Каким вы видите 2017 год для бренда в России?

— В этом году мы уже не предлагаем клиентам модель Phantom, которая была очень популярна в России. Когда в прошлом году мы объявили о том, что сворачиваем производство, их все раскупили за три-четыре недели. Сложно строить прогнозы, но мы уверены, что это будет успешный год. У нас есть новый Black Badge, в мае будет год, как в России продается Dawn, мы будем следить за продажами Ghost. В целом нашими драйверами продаж будут Wraith и Dawn.